Портал военных учреждений культуры

Поэтические рубцы сирийской войны

Создать: 05/30/2021 - 17:10
Поэтические рубцы сирийской войны. Ян Березкин

Рецензия на книгу стихотворений Яна Берёзкина «Командировка» (Екатеринбург: Издательские решения, 2018. – 70 с.)

   О героической борьбе российских военнослужащих против международного терроризма в Сирийской Арабской Республике написано немало, но поэтические книги можно сосчитать на пальцах одной руки. В их числе – сборник стихотворений «Командировка» артиста Центрального Дома Российской Армии имени М.В. Фрунзе, заслуженного работника культуры Республики Южная Осетия, ветерана боевых действий, члена Союза писателей России Яна Михайловича Берёзкина. 
 
  Вот как он рассказывает  об истории создания этой книги в интервью, опубликованном в газете «Московский комсомолец» № 27881 от 18 января 2019:
«Я был в творческой командировке в Сирии в составе концертной бригады. По этим впечатлениям и создан сборник. Его я посвятил памяти погибших в авиакатастрофе над Черным морем 25 декабря 2016 года. Со многими из пассажиров того самолёта Минобороны был лично знаком и даже работал. Вот уже третий год выступаю в роли организатора концерта памяти, в котором участвуют Паскаль, Алексей Хворостян, Мари Карне, Сергей Куприк, шоу-группа «Тодес». Вот и сборник «Командировка» для меня такое своеобразное поэтическое взросление».
 
  Гибель друзей обострила восприятие между миром и войной, когда несколько часов лёта отделяют зимнюю праздничную столицу от воюющей Сирии: здесь в Москве – счастливые друзья, там – сосредоточенные и напряжённые лица воинов, уходящих на боевое задание; здесь – изысканные предновогодние блюда, там – стандартный паёк, когда чёрный хлеб и селёдка являются лакомством; здесь – бодрящая московская метель, там – изнуряющая жара…
 
Мы совсем здесь не знаем войны
И решаем другие проблемы.
Там же стёрто войной полстраны —
И от бывших людей только тени.
 
Здесь, у нас закружила метель,
Мы же в пробках толкаемся длинных.
Там дают направленье и цель,
И уносятся в небо машины.
 
«Нелегко. Но прорвёмся, мой друг,
Для чего здесь воюем, мы знаем!».
Просят парни селёдку и лук
И, как торт, чёрный хлеб нарезают.
 
Сушка вновь начинает разбег.
Всё привычно - такая работа.
Там жара. А у нас уже снег.
Ждёт зима сыновей из полёта.
                       («Там жара»)
 
  В российской группировке Вооружённых Сил в Сирии служат и воюют только добровольцы. Но разве смог бы кто-либо из них отказаться от боевой командировки? Нет, это исключено! Когда в дружественной нам стране обосновался штаб мирового терроризма, направивший свои щупальца и к России, когда террористы в буквальном смысле слова устроили резню христиан, когда сама пропитанная кровью сирийская земля вопиет о помощи, российский воин по зову сердца всегда придёт на помощь. Потому что есть такое слово: «Надо!»
Конечно, война навсегда оставляет след в душе человека, напоминая о себе и в мирной жизни, когда мысленно постоянно возвращаешься в Сирию на поле боя.
 
Никто не возвращается с войны —
Все остаются там, на поле боя.
Не потому, что все они герои,
А потому, что были там нужны.
 
Оставил кто-то друга и покой,
Оставил кто-то юность и здоровье —
Война берет оплату только кровью
И больно бьёт, и режется тоской.
           («Никто не возвращается с войны «)
 
  У Яна Берёзкина насыщенная биография и богатый жизненный опыт.  Он родился в 1971 году на Чукотке в посёлке Ваеги Анадырского района. Будучи школьником, на каникулах работал в оленеводческих бригадах пастухом, с оленями исходил пешком самые отдалённые места Чукотки, не раз рыбачил в океане с рыбаками, охотился на дикого зверя, подолгу жил в тайге вдали от цивилизации. Все эти умения пригодились парню в Советской Армии, где служил в береговых частях Тихоокеанского флота в гарнизоне Шкотово. Именно там он заявил о себе как поэт, музыкант, исполнитель и режиссёр, участвуя в художественной самодеятельности полка. Рядовой Берёзкин создал и возглавил ансамбль военно-патриотической песни. Его стихи неоднократно публиковались в газете Тихоокеанского флота «Боевая Вахта». 
 
  По окончании службы он решает оставить жизнь оленевода и охотника-промысловика и посвятить себя искусству, поступив на режиссёрский факультет Хабаровского государственного института искусств и культуры, который окончил в 1996 году. В 1997 году Ян создал студенческий театр «Зеркало», с которым на протяжении нескольких лет активно гастролировал по городам, посёлкам и военно-морским гарнизонам Дальнего Востока. Коллектив становился лауреатом театральных студенческих фестивалей в Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Владивостоке, Костроме. Поэтому вполне закономерным стал приход Яна Берёзкина в Центральный Дом Российской Армии имени М.В. Фрунзе, где он проявил себя режиссёром и организатором мероприятий, ведущим концертов, автором и исполнителем песен, поэтом. Он – член Союза писателей России, лауреат литературной премии им. Ю.Я. Рытхэу, Всероссийской литературной премии имени генералиссимуса А.В. Суворова, Всероссийского литературного конкурса «Твои, Россия, сыновья», международного конкурса «Во имя мира на Земле», Национальной литературной премии «Золотое перо Руси» и др.
И вот уже рядовой запаса Советской (ныне – Российской) Армии Ян Берёзкин встречает в Сирии молодых офицеров, годящихся ему в сыновья.
 
Офицер. Совсем мальчишка.
Чуть виднеются усы.
Он идёт с короткой стрижкой,
На руках блестят часы.
 
Как попал сюда? Не знаю.
Это всё же не курорт.
Каждый день он охраняет
На жаре военный порт.
 
И в тени под виноградом
Он немного отдохнёт.
Его верная отрада
Далеко отсюда ждёт.
 
Из кармана вынет фото,
И тоска сойдёт с лица.
У мужчин одна работа —
Быть защитой до конца.
                  («Офицер»)
 
  Командировка на войну заставляет всех задуматься о смысле земного бытия, переосмыслить свою жизнь, а некрещёных, в конце концов, прийти к Богу через Таинство Крещения:
 
Походный храм в брезентовой палатке.
Горит свеча под образом Христа.
На службе всё обрывисто и кратко,
А здесь – молитвы глубь и чистота.
 
Жара пустыни в «кимбы» проникает,
Нет сладу с ней, но надо привыкать.
А в храме снова свечи зажигают,
И так спокойно с ними помолчать.
 
Вновь выступать при полном снаряженье,
В руках сжимая верный автомат…
Проходит в храме новое Крещенье,
И свечи так торжественно горят.
                  («Крещенье»)
 
  Служба на авиабазе Хмеймим сопряжена с немалыми психологическими нагрузками. Здесь не поговоришь с родными, чтобы излить душу, но даже самое закалённое мужское сердце нуждается в тёплых словах и участии. Поэтому никогда не пустует пункт психологической работы, в котором служат молоденькие девушки – военные психологи в офицерских званиях:
 
Идёт разговор с ней складно
И как-то уютно с ней.
Её кабинет прохладный
Примет всегда парней —
 
И настоящим мужчинам
Нужен такой покой:
После речей глубинных
Сразу готовы в бой!
 
Как же не забоялась
Этих военных дней?
В эту жару попала —
Званье уже старлей.
 
Ещё её путь недолог,
Но с ней — никаких проблем!
Она — военный психолог.
Она помогает всем.
                    («Психолог»)
 
  Ян Берёзкин умеет подмечать детали солдатского быта и придавать им лирическое звучание, показывая нежную душу российского воина:
 
Окотилась кошка
Под модулем жилым.
Два котёнка-крошки
Лазают под ним.
 
А под маскировкой –
Хоть какая тень.
Уши, как морковка,
Видно каждый день.
 
Их поила рота
Привозной водой,
Подержать охота
Жаркою порой.
 
И пищат немножко
В зной ной тишине –
Два котёнка-крошки
На чужой войне.
         («Кошка»)
 
  Артисты Центрального Дома Российской Армии, осуществляя культурно-художественное обслуживание российской группировки войск в Сирии, опекают и талантливых сирийских детей, проводя для них мастер-классы по изобразительному искусству и конкурсы рисунков. Об одной из таких одарённых девочек – Мари Юсеф Юсеф – рассказывает поэт в стихотворении «Сирийская девчонка».
 
Сирийская девчонка
С рисунком о войне
Смеётся очень громко
В горячей тишине.
 
Попал в призёры сразу
Её с рисунком лист —
Сегодня ей на базе
Вручают сладкий приз.
 
Чернее смоли волос,
И как газель, стройна.
Как хорошо, что в город
К ней не дошла война.
 
И самолёт из пункта
Взлетит, прижав траву.
Отправятся рисунки
В далёкую Москву.
 
  Далёкая заснеженная Москва стала близка и сирийским детям, и нашим сирийским братьям по оружию. Но победа над международным терроризмом, которую одержали в Сирии Вооружённые Силы России, имеет высокую цену. Не все вернулись домой из командировки, и среди погибших есть артисты – близкие друзья Яна Берёзкина, которым он посвятил немало стихов.
 
Я каждый день хочу проснуться
И слёзы выплакать свои…
Но не вернутся…
                              Не вернутся
Уже товарищи мои.
 
И реквием звучит всё чаще
Среди оставшихся друзей.
Беда.
         Огромное несчастье –
В глазах отцов и матерей.
 
В то утро не взлетели птицы
И Солнце в небе не взошло.
О, Боже! Как могло случиться,
Что столько жизней унесло?!.
 
Беда…
          Огромная, как море,
Накрыла скорбною волной.
На всех одно случилось горе –
Случилось именно со мной!..
 
Они сейчас кружат над нами –
Красив и славен их полет!
В сердцах мы сохраняем память,
И эта память не умрёт!
                  («Память»)
 
  Стихи Яна Берёзкина – это не только эмоциональный лирический отчёт о творческой командировке в Сирию, но и реквием погибшим боевым друзьям. Всё материальное – тленно, а поэтическое слово – бессмертно. И даже одной этой причины мне было достаточно, чтобы откликнуться на выход в свет книги «Командировка».
 
Игорь ВИТЮК,
заместитель председателя правления Московской областной организации Союза писателей России,
редактор военно-художественной студии писателей Центрального Дома Российской Армии им. М.В. Фрунзе,
Заслуженный работник культуры Российской Федерации,
ветеран боевых действий,
полковник запаса